Блог

Грубиянка, бука и задавака.

Бывает так, что публичности не хочется. Контактов избыточных не хочется. Это я про себя сейчас. А может, и про вас порой.

Не хочется делиться недозрелыми мыслями, чтобы предложенный кем-то вывод не спугнул желание продолжать наблюдать, быть в процессе и получить этот вывод самой в своём темпе.

 

Не хочется делиться созревшим тоже. Есть ощущение, что готовыми выводами делиться бессмысленно, ведь все истины давно прописаны и стали банальностями. Для понимания (а без надежды на понимание зачем вообще делиться?!) важен ход мысли, описание пути через опыт к осмыслению и обживанию. Это – много слов. Вспоминать, проживать заново и описывать… нет интереса. Сейчас нет. Пока нет. Есть желание быть в себе.

Не время для «small talk». Не хочется просто поддерживать беседу о погоде, болтать о событиях, встречах, фильмах. Это кажется излишней тратой энергии.

Если и говорить, то мало, тихо и о глубоком. Внутренний вектор – стрелочкой к центру круга.

И – молчащая, затихшая – я становлюсь экраном, на котором появляются интерпретации других людей.

rain

Кому-то кажется, что, если я молчу, у меня что-то не в порядке. И тогда меня надо разговорить и всё-всё выспросить. Я отвечаю коротко, объясняю, что не хочется говорить сейчас, что я – в себе. Я становлюсь грубиянкой. Я чувствую, что я и не против. Мне даже приятно, что другие люди позволяют мне быть такой, какой я себе порой быть не позволяю: грубой.

Другим кажется, что, если я молчу, значит я обиделась. Я улыбаюсь в ответ: нет, не обиделась, да и не на что было. Они не верят… И тут я уже обижаюсь: мне не верят!

Ещё кто-то видит высокомерность. Мол, не желает она снисходить до нас, смертных, до наших разговоров о простых бытовых вещах. Она далека от нас! И от меня отдаляются, возникает большая дистанция. Хочу ли я её сейчас сокращать? Нет, я – в себе. И я получаюсь действительно задавакой, поддерживающей дистанцию.

Некоторым людям вообще ничего не кажется, они меня словно и не видят. Ведут себя «как было»: говорят прежние речи в мои пустые глаза, и я понимаю, что раньше они, похоже, общались тоже не со мной. С чем-то воображаемым. Им не нужен ответ, отклик. Меня утешает, что это – просто знакомые. Не друзья, не приятели, не коллеги, и конечно же, не близкие.

Что делают близкие? Живут своей жизнью так как хочется им. Доверяют моим словам. «Молчишь. Всё хорошо?» - «Всё хорошо, я сейчас в себе.» Идут куда шли, делают что собирались. И мне безопасно и спокойно. Конечно, иногда меня будут тыкать палочкой: пинг, пинг… Им хочется меня привычную, я понимаю. Развожу руками: нету сейчас такой. Огорчаются. Понимают. Ждут. Нетерпеливо ждут.

Трудно в такие моменты себя не торопить, не встряхивать. Не говорить себе, мол, поболтай с человеком, что тебе, слова жалко, что ли? Трудно признаться себе: да, жалко. Не хочется разрушать ту внутреннюю тишину, жалко выносить внимание из того центра, где что-то аккумулируется – необъяснимое пока и не названное до поры, но важное. Слышала на группах фразу «не хочу расплескать». Она о том, что иногда есть потребность закрыться не столько «от», сколько «для». И это состояние наверняка не всем понятно. Даже какой-то моей внутренней части оно не понятно. Той самой, которая подзуживает: «Жалко поговорить, что ли?»

Несмотря на весь этот кавардак выбираю побыть букой. Для других. А для себя – опорой и укрытием.

Когда-то я так не умела.

В сухом остатке

_________________________________

Можно отложить свою жизнь на потом.
Можно найти способ чувствовать себя живыми и настоящими.
Выбор за вами.

©2019 Ольга Хлебникова. Все совпадения с реальными людьми закономерны, что не мешает вам быть исключением

Поиск