Cтатьи

«Искусство психотерапевта `a la russe»

Созрела-таки я написать про завершение моего четырёхлетнего обучения на курсе «Искусство психотерапевта `a la russe» по системе подготовки Дж. Ф. Т. Бьюджентала у Мироновой Марии Роальдовны. Зрела я почти месяц, так что, если есть среди вас желающие пошутить на тему эстонского темпа, можно уже занимать места в комментариях.

Я неделю гостила у школьной подруги, и на обратном пути, отрешённо глядя на проносящиеся за окном сине-зелёные просторы, вспомнила об одной своей детской мечте. Когда-то, читая в сказках о том, что герой пошёл в подмастерья, я жгуче завидовала ему. Это тебе не школа, не ВУЗ какой-то, это у живого настоящего мастера учиться! Как я жалела, что в наше время нельзя просто взять посох и котомку и пойти по свету искать подходящего волшебника, ведьму или, на худой конец, лекаря, кто согласен был бы взять ученицу…

Меня охватило удивление, до чего фантастически мне повезло исполнить детскую мечту и получить профессию из рук в руки! Такое было возможно только на авторском обучающем курсе. Это неожиданно пришедшее воспоминание будто бы мигом объяснило для меня многие из тех переживаний, которые сопутствовали моему обучению. В том числе и то, что я медлила поделиться впечатлениями о пройденном курсе: он завершился для меня только теперь, и всё встало на свои места.

Конечно же, в 2015-м на первый курс я шла за тайными лекалами. Я хотела их, и в то же время боялась разочароваться, увидев, как всё многообразие человеческого мира схлопнется до нескольких схем. И - чего скрывать!? – по итогам четырёх лет вместо универсальных лекал я с облегчением получила уверенность, что таковых не существует. Каждая субъективность действительно уникальна. С каждым клиентом создаются особые неповторимые отношения. Поэтому курс и называется «искусство психотерапевта…», а не «ремесло…».

Ещё я получила значительное усиление внутренних опор: моих прежних ценностей, увиденных мной по-новому в свете экзистенциально-гуманистического подхода. Таких как признание того, что все процессы в нашей внутренней реальности для чего-то нам нужны; необходимость как следует разобраться прежде, чем делать выводы; уважение права другого человека видеть реальность так, как видит он; вера в человека и в его возможности к самоисцелению. Ну и пусть звучит пафосно, куда ж тут деваться: ценности.

1Говорят, что мы работаем своей личностью как инструментом. Это так. Знаете, я продолжаю считать чудом стечение обстоятельств, приведшее меня к Марии Мироновой. Мне нужен был именно такой мастер, чтобы научиться отлаживать и применять мой инструмент с пользой. Не столько перенять подход к работе, сколько создать его в процессе поиска и сопротивления, и не растерять самобытности.

Какой-то одной своей частью я переживаю эти годы обучения как долгий путь. Или даже так: Долгий Путь. А другой частью себя я удивляюсь как быстро пролетело это время.

Вопросов не стало меньше. Моё мышление сделалось вариативнее, поэтому вопросов стало даже больше. Они изменили своё качество: стали глубже, конкретнее, детальнее... Некоторые перешли в разряд вечных, а кое-какие – в число риторических. Я чувствую себя в работе ещё более живой, гибкой и настоящей. И получаю от профессии всё больше и больше удовольствия.

В сухом остатке

_________________________________

Можно отложить свою жизнь на потом.
Можно найти способ чувствовать себя живыми и настоящими.
Выбор за вами.

©2019 Ольга Хлебникова. Все совпадения с реальными людьми закономерны, что не мешает вам быть исключением

Поиск